Новости Электротехники 3(123) 2020





<  Предыдущая  ]  [  Следующая  >
Журнал №5(29) 2004

ОБСУЖДЕНИЕ ПРОЕКТА ОБЩЕГО ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА «ОБ ЭЛЕКТРОМАГНИТНОЙ СОВМЕСТИМОСТИ»


В прошлом номере журнала «Новости Электротехники» (№4(28)2004, с. 58-62) был опубликован проект общего технического регламента (ТР) «Об электромагнитной совместимости» (текст проекта приводился с сокращениями) . Проект подготовлен группой разработчиков из ЗАО НИЦ «САМТЭС», Всероссийского НИИ проблем вычислительной техники и информатизации и ленинградского отделения НИИ радио. Этот проект документа создан в рамках реформирования российского законодательства, предусмотренного Законом РФ «О техническом регулировании», и отчасти повторяет, как заявляют его авторы, принятую в 1989 году европейскую директиву ЭМС «О согласовании законодательных актов государств-участников Сообщества, касающихся электромагнитной совместимости». После принятия в качестве закона технический регламент «Об электромагнитной совместимости» должен стать одним из важнейших нормативных документов не только для электротехнической, но и для ряда других отраслей промышленности. Несмотря на то, что уведомление о прекращении публичного обсуждения проекта ТР уже опубликовано, регламент, согласно Закону РФ «О техническом регулировании», будет обсуждаться на открытом заседании пока еще не созданной экспертной комиссии. Сегодня все читатели журнала, в том числе и те из них, которые станут экспертами этой комиссии, могут познакомиться с мнением ряда специалистов в области ЭМС, проанализировавших по просьбе редакции проект нового документа. Так, Михаил Матвеев считает, что представленный проект технического регламента пытается «объять необъятное».

Проект ТР требует переработки и конкретизации


Михаил Матвеев,
к.ф-м.н., ООО «ЭЗОП», г. Москва

О проекте
Для всех специалистов в области ЭМС понятно, что необходимость подобного документа уже давно назрела, поэтому появление проекта технического регламента – событие, безусловно, позитивное. В то же время ознакомление с представленным проектом документа порождает больше вопросов, чем ответов. И в первую очередь остается непонятным, чем предлагаемый подход лучше существовавшего до последнего времени закона «О сертификации…».

Об общем подходе
Для решения проблемы ЭМС технических средств предлагается в проекте подход, базирующийся на подтверждении их соответствия путем декларирования, а также обязательной сертификации. При этом не может не вызывать удивление, что сертификации подлежит всё без исключения электротехническое оборудование и все средства вычислительной техники. Точнее, исключения есть, но они носят довольно неожиданный характер, на чем мы остановимся чуть ниже.
И хотя такое решение проблемы ЭМС будет не так уж сильно отличаться от той системы обязательной сертификации, которая существовала в нашей стране до этого, в целом представленный проект можно охарактеризовать как более жесткий.
Так, например, если раньше планируемая к поставке продукция проходила сертификацию только в случае положительного исхода проверки по «Списку товаров и услуг, подлежащих обязательной сертификации», то теперь все ТС, на которые отсутствуют стандарты ЭМС, подлежат обязательной сертификации, причем «с учетом результатов экспертизы технической документации, подготовленной заявителем в установленном порядке, и проведения (при необходимости) дополнительных испытаний, исследований и моделирования».

О парадоксах
Казалось бы, закрепленные в техническом регламенте жесткие требования должны поставить заслон на пути поставки на рынок аппаратуры, не отвечающей требованиям ЭМС. Однако общий анализ проекта показывает скорее обратное.
Так, например, читаем: «при размещении технического средства на рынке прямая функция должна быть реализуемой без дополнительных подключений и настроек, кроме тех, которые могут быть выполнены любым пользователем» (статья 2).
Но возьмем, к примеру, микропроцессорный терминал РЗА. Безусловно, что он «размещается на рынке», но его использование требует тех самых «дополнительных подключений и настроек», которые не могут быть выполнены «любым пользователем».
Получается, что МП терминал РЗА не попадает под определение «выполняющего прямую функцию» (статья 3, п. 1) и по букве регламента требования ЭМС к нему не предъявляются вообще.
То же самое можно сказать, например, об аппаратуре управления движением железнодорожного транспорта и даже об элементах системы безопасности ядерного реактора. Понятно, что их настраивают профессионалы, а не «любые пользователи»!
Таким образом, «выведенными» из области действия регламента оказываются именно те ТС, цена отказа которых (в том числе и по причине отсутствия ЭМС) особенно велика. Можно, конечно, возразить, что впоследствии они могут быть сертифицированы в составе системы или установки. Однако это существенно усложнит технологию проведения испытаний этих ТС на ЭМС. Кроме того, такой подход приведет к несправедливому перераспределению ответственности: «виновным» в случае неблагоприятного исхода испытаний ТС окажется владелец всей системы или установки, в то время как недобросовестный изготовитель аппаратуры, разместивший ее на рынке, понесет разве что моральный ущерб.

О сертификационном произволе
Ситуацию осложняет еще и то, что под ТС в проекте понимается практически всё, включая системы и установки. А к ним можно отнести и систему коллективного приема спутникового телевидения в жилом здании, и подстанцию 750 кВ, и даже обычный щит электропитания 0,4 кВ. Понятно, что далеко не на все такие системы и установки сейчас существуют стандарты ЭМС.
Поскольку на многие системы и установки пока еще нет государственных стандартов ЭМС (да к тому же «гармонизированных с требованиями технического регламента»), то, согласно букве закона, они будут подвергаться «обязательной сертификации», иначе вообще не смогут быть введены в эксплуатацию.
Проблема только в том, что критерии, в соответствии с которыми должна проводиться сертификация ТС, не имеющих стандартов ЭМС, нигде и никем не обозначены. Вполне очевидно, что в таких случаях требования центров сертификации к продукции заявителей будут устанавливаться фактически произвольно.
Перспективы, открывающиеся здесь перед недобросовестными чиновниками, конечно, переоценить сложно. Но, как мне кажется, в этой части проект недостаточно согласуется с Законом РФ «О техническом регулировании», в соответствии с которым необходимо «применение единых правил установления требований к продукции».

О языке и терминологии
Обращает на себя внимание крайне трудный для восприятия язык и обилие громоздких грамматических конструкций. Разумеется, технический регламент – не роман. Но, с другой стороны, наличие в таком важном техническом документе трудных для понимания мест может привести к куда более серьезным, чем в художественной литературе, последствиям. Ведь, в отличие от плохо написанного романа, отказаться от чтения плохо изложенного регламента специалисты, увы, не смогут.
Такие понятия, как «напряжения или токи непрерывных колебаний», помехи от «переходных процессов (апериодических и колебательных)», не вполне согласуются с терминологией, принятой в стандартах ГОСТ Р и литературе по вопросам ЭМС. Расшифровка же этих и им подобных терминов отсутствует. При этом уже привычные «ГОСТовские» понятия (например, «микросекундные импульсные помехи» – «surges», «наносекундные импульсные помехи» – «bursts») в регламенте почему-то не фигурируют.

Резюмируя сказанное, хотелось бы отметить, что проект документа требует тщательной и быстрой переработки. Возможно, следует сузить и конкретизировать область применения этого технического регламента, памятуя старую истину о том, что нельзя «объять необъятное».


По ряду наиболее важных вопросов представленный проект ТР противоречит закону «О техническом регулировании». Такова позиция одного из главных специалистов ОАО «ВНИИР».

Проект ТР не соответствует Закону
«О техническом регулировании»


Валентин Сушко,
к.т.н., ведущий научный сотрудник
ОАО «ВНИИР», г. Чебоксары

Об объектах техрегулирования
Статьей 1 проекта ТР предусматривается, что ТР распространяется на «...технические средства, способные создавать электромагнитные помехи и/или такие, качество функционирования которых подвержено воздействию внешних электромагнитных помех», относящиеся к продукции 22 отраслей производства, и на электрическую энергию в электрических сетях общего назначения. Указанные технические средства фактически соответствуют 22 классам «Общероссийского классификатора продукции» (ОКП), а именно: 31, 33, 34, 36, 38, 40, 41, 42, 43, 48, 51, 52, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 74, 94 и 96 классам.
Возникает вопрос, на базе каких объективных критериев должна производиться оценка технических средств по способности создавать помехи и подверженности их воздействию помех и какой орган имеет на это право? Это в проекте ТР не указывается. Из умолчания следует, что право утверждать перечень технических средств, подпадающих под действие ТР, произвольно передается от Государственной Думы РФ национальному органу РФ по стандартизации.
Изложенные в статье 1 проекта ТР неопределенные формулировки противоречат п. 3 статьи 7 закона «О техническом регулировании» (далее – Закон), где сказано, что «технический регламент должен содержать исчерпывающий перечень продукции, процессов производства... в отношении которых устанавливаются его требования и правила идентификации объектов технического регулирования».
Неопределенность формулировок статьи 1 проекта ТР фактически позволяет национальному органу РФ по стандартизации распространять репрессивные меры ТР на все виды технических средств, указанных выше, так или иначе содержащих электротехнические и электронные компоненты.
Без приведения этой статьи в соответствие с Законом уже на первом этапе применения данного ТР могут возникнуть бюрократическая волокита, произвол и серьезные препятствия для производства десятков тысяч видов и типов продукции.

О соответствии минимально необходимым (существенным) требованиям
Статья 4 проекта ТР не содержит ни одного конкретного технического требования ни к видам, ни к уровням воздействий, которым должны соответствовать технические средства, попадающие под действие ТР. Вместо них выдвигается требование соответствия национальным стандартам по электромагнитной совместимости (ЭМС), гармонизированным с данным проектом ТР, перечень которых будет утвержден и опубликован в печатном издании федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию.
Предложенный в проекте ТР способ определения соответствия минимально необходимым требованиям противоречит Закону, в котором сказано, что «...содержащиеся в технических регламентах обязательные требования к продукции... являются исчерпывающими, имеют прямое действие на всей территории Российской Федерации ... Не включенные в технические регламенты требования к продукции, процессам производства... не могут носить обязательный характер».
Из статьи 4 проекта ТР следуют парадоксальные выводы: или данный ТР не носит обязательного характера, так как не содержит конкретных технических требований, или национальным стандартам по ЭМС произвольно придается статус обязательных, что противоречит Закону.
Кроме указанных противоречий, необходимо отметить тот факт, что национальные стандарты по ЭМС предусматривают целый ряд степеней жесткости для различных воздействий, которые не соотносятся с видами и типами технических средств и, таким образом, не являются исчерпывающими в отношении конкретных видов и типов технических средств, как того требует Закон в п. 3 статьи 7.
В проекте сказано, что если изготовитель технического средства применил лишь частично национальные стандарты по ЭМС или когда указанные стандарты отсутствуют, орган по сертификации должен провести экспертизу документации и дополнительные испытания, исследования и моделирование.
Такая постановка требований некорректна, так как только на относительно небольшие группы технических средств можно объективно распространить все национальные стандарты по ЭМС. В большинстве случаев одни технические средства излучают помехи и к ним применимы соответствующие стандарты по ЭМС, другие подвержены воздействию помех и к ним применима соответственно другая группа стандартов. Внутри каждой из двух указанных групп технические средства могут отличаться по физико-техническим свойствам и к ним объективно применимы только определенные стандарты. Например, одни принципиально могут создавать только низкочастотные электромагнитные помехи, а другие только высокочастотные.

О подтверждении соответствия
Статьей 5 проекта ТР устанавливаются поистине репрессивные меры в отношении технических средств, подпадающих под действие ТР: они могут быть размещены на рынке и введены в эксплуатацию только в случае, если подтверждено их соответствие ТР. Но, как было указано выше, неизвестен ни перечень этих технических средств, ни технические требования, которым они должны соответствовать.

О целях принятия ТР
Проект ТР не отвечает целям принятия технических регламентов, указанным в п. 1 статьи 6 Закона: «... для защиты жизни или здоровья граждан ... охраны окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений».
Проект ТР не содержит предельно допустимых уровней длительно воздействующих электромагнитных полей различных частотных диапазонов, безопасных для жизни и здоровья людей, животных и растений.

О сроках вступления в силу
В связи с тем, что под действие ТР, как уже было сказано, могут подпадать десятки тысяч видов и типов продукции, ее сертификация может занять несколько лет с учетом возможностей органов сертификации и аккредитованных испытательных лабораторий. Срок вступления в силу данного ТР после принятия его в качестве федерального закона, должен учитывать возможные сроки сертификации всей продукции, попадающей под действие ТР, во избежание нанесения неоправданного ущерба национальной экономике.

Считаю, что этот проект ТР необходимо направить на юридическо-правовую и техническую экспертизу на предмет соответствия его федеральному закону «О техническом регулировании», с учетом всех замечаний, полученных в ходе его обсуждения, а также изложенных в СМИ. После проведения экспертизы проект данного технического регламента должен быть доработан.


Мнение Руслана Борисова: название нынешнего документа не вполне соответствует его содержанию, а многие положения спорны.

Проект Технического Регламента надо расширять


Руслан Борисов,
заместитель генерального директора НПФ «ЭЛНАП», г. Москва

О сути документа
Главное в представленном проекте – это установление единых требований к продукции различных отраслей в части их электромагнитной совместимости. Суть этих требований заключается в том, что технические средства (TC) всех видов и назначений (в том числе компоненты, выполняющие прямую функцию, предназначенные для конечного пользователя аппараты, системы и установки), как изготовленные в Российской Федерации, так и импортированные, но предна-значенные для обращения и применения на территории нашей страны, должны соответствовать обязательным требованиям ЭМС в части ограничения эмиссии электромагнитных помех и обеспечения устойчивости к электромагнитным помехам.

О проблеме ЭМС
Поддерживая в целом необходимость принятия технического регламента, в то же время хотелось бы отметить, что, на мой взгляд, название нынешнего документа не вполне соответствует его содержанию.
Так, по МЭК 50-161-90: «Электромагнитная совместимость – способность ТС функционировать удовлетворительно в окружающей электромагнитной обстановке, не создавая недопустимых электромагнитных помех чему-либо в этой обстановке». В представленном проекте технического регламента влияние электромагнитной обстановки не учитывается.
Кроме того, в документе приводится перечень электромагнитных помех (статья 3), на устойчивость к которым необходимо подтверждать соответствие продукции. Однако не ясно: должны ли испытания на все виды воздействий проходить все без исключения технические средства? Ведь на самом деле виды испытаний и уровни воздействий должны зависеть от того, в какой конкретной электромагнитной обстановке предстоит функционировать ТС. Можно ли будет ограничивать виды испытаний и кто будет это решать, тоже не ясно.
Ответов на многие и многие вопросы документ не дает и, таким образом, позволяет решить лишь часть проблемы ЭМС.

Об электроэнергии
В проекте нового документа требования к электрической энергии устанавливаются как к промышленной продукции. Предполагается, что электроэнергия в сетях общего назначения «должна удовлетворять обязательным требованиям к уровням электромагнитных помех в электрических сетях общего назначения (качеству электрической энергии), обеспечивающим нормальное и безопасное функционирование подключенных технических средств».
Соответствие электрической энергии требованиям к ее качеству (равно как и технических средств – требованиям ЭМС) подлежит непременному подтверждению, которое осуществляется с привлечением к этой процедуре третьей стороны и оформляется как принятие декларации о соответствии и обязательная сертификация.
Вместе с тем, мне кажется, что проблема качества электроэнергии чрезвычайно серьезная и, возможно, заслуживает отдельного рассмотрения. В данном документе она смотрится как «пристегнутая» вне общей логической схемы. Я думаю, что по качеству электроэнергии целесообразнее было бы сделать отдельный технический регламент.

Об угрозе монополизма
Вообще текст проекта чрезвычайно сложен для понимания даже специалистами и при его прочтении возникает больше вопросов, чем ответов. Особенно в части декларирования соответствия производителем.
Не ясно, например, что относится к так называемым собственным доказательствам: должны ли испытания всегда проводиться в аккредитованных лабораториях или можно выполнить испытания на базе производителя? Если испытания в аккредитованных лабораториях нужны во всех случаях, то зачем нужны еще другие доказательства соответствия? Цена этого вопроса может оказаться большой.
Как следует из документа, всё будет замыкаться на органе, который осуществляет аккредитацию испытательных лабораторий и сертификационных центров. Но не приведет ли это в конечном итоге к монополизму? Ведь уже сейчас ясно, что для производителей продукции всё сведется к увеличению расходов, а для испытателей и в большей степени для органов по сертификации – к увеличению доходов.

О коммерческой тайне
Кроме того, требование о предъявлении в орган по сертификации «технического пояснения процедур, использованных изготовителем для подтверждения соответствия минимально необходимым (существенным) требованиям настоящего Технического регламента, и сведений об элементах конструкции, важных для обеспечения электромагнитной совместимости» может рассматриваться производителями как нарушение их права на коммерческую тайну.

Подводя общий итог, замечу, что один из проектов закона об обеспечении электромагнитной совместимости рассматривался в Госдуме еще в 1998 году. Тот документ, на мой взгляд, более точно формулировал вопросы обеспечения ЭМС.
Если представленный технический регламент будет единственным по ЭМС, то проблема будет решаться лишь частично. На мой взгляд, его надо либо расширять, включая все вопросы по ЭМС, либо делать несколько технических регламентов по отдельным вопросам.


Возможность неоднозначного толкования положений проекта ТР и недостаточно точную терминологию отмечают специалисты испытательного центра Московского энергетического института.

Проект технического регламента оставляет много лазеек

Юрий Казанцев, профессор
Владимир Геворкян, доцент
Виктор Полукаров, доцент
Испытательный центр «ТЕСТ МЭИ»

О доказательствах соответствия технических средств
Первое, что вызывает обеспокоенность, это допущенная в документе нечеткость формулировок в отношении основной процедуры технического регламента, а именно доказательства соответствия технических средств обязательным требованиям электромагнитной совместимости (ЭМС). Главным образом это касается вопросов ограничения эмиссии электромагнитных помех и обеспечения устойчивости к таким помехам, а также соответствия электрической энергии требованиям к ее качеству.
Согласно представленному документу, подтверждение соответствия технических средств и электроэнергии должно будет, во-первых, осуществляться с привлечением третьей стороны, а во-вторых, иметь форму декларации о соответствии и обязательной сертификации.
Однако из текста совершенно непонятно, в каком отношении находятся процедуры принятия декларации о соответствии и обязательной сертификации и какую функцию при этом призвана осуществлять так называемая «третья сторона».

Об измерении уровня электромагнитных помех
В пункте 1 статьи 3 «Минимально необходимые (существенные) требования» сказано, что технические средства должны быть изготовлены таким образом, чтобы «электромагнитные помехи, создаваемые техническим средством, применяемым по назначению, не превышали уровня, обеспечивающего функционирование средств связи и других технических средств в соответствии с назначением».
Это положение ТР вызывает возможность неоднозначного понимания (а значит, и практического применения, что недопустимо), так как возникает вопрос: что это за уровень, «обеспечивающий функционирование средств связи и других технических средств в соответствии с назначением», каково его количественное выражение?
Не лучше ли было четко сказать, что «минимально необходимые (существенные) требования» – это требования, установленные соответствующим гармонизированным национальным стандартом?

Об экспертизе технической документации
Также из содержания технического регламента (статья 4, п.4 и статья 5, п.6) непонятно, как может орган по сертификации считать соответствующими минимально необходимым (существенным) требованиям те технические средства заявителя, в отношении которых заявитель не применил или применил лишь частично национальные стандарты ЭМС, если его решение будет основываться только на «положительных результатах экспертизы органом по сертификации технической документации изготовителя (поставщика)»?
За исключением тех экзотических случаев, когда национальные стандарты ЭМС на данный вид продукции отсутствуют, нам кажется, что эти пункты технического регламента дают возможность органам по сертификации совершенно произвольно толковать результаты экспертизы технической документации заявителя и результаты испытаний технических средств, поскольку критерии положительности результатов таких исследований в регламенте отсутствуют.
Указанные статьи приобретают однозначность толкования только при исключении из формулировок возможности неприменения национальных стандартов.

О возможных злоупотреблениях
К сожалению, представленный для обсуждения проект технического регламента в целом не исключает служебных злоупотреблений со стороны органа по сертификации.
Для минимизации такого рода негативных явлений необходимо было четко указать, что:

  • прерогатива третьей стороны – принять или не принять декларацию заявителя и выдать или не выдавать на ее основе сертификат соответствия;
  • прерогатива заявителя – добиваться или не добиваться сертификата соответствия на основе имеющихся у него данных об удовлетворении минимально необходимым (существенным) требованиям, т. е. требованиям национального стандарта.
В связи с этим в проекте технического регламента надо было указать и то, что сама декларация заявителя – это лишь один из вариантов испытаний на ЭМС, который проводится «не обязательно в испытательных лабораториях», но при этом должен соответствовать «минимально необходимым (существенным) требованиям», установленным национальным стандартом.

О терминологии
В плане терминологии, используемой, например, в статье 3, хотелось бы уточнить: «высокочастотные излучаемые электромагнитные помехи» некорректно разделять на магнитные поля и электрические поля, правильнее говорить о составляющих электромагнитного поля.
Скажем, в так называемой «ближней зоне» условно можно было бы ограничиться рассмотрением отдельных составляющих поля, что и делается в практике ЭМС.
Но использовать в техническом документе понятия «электрическое поле» и «магнитное поле» в сочетании с понятием «высокочастотное излучаемое электромагнитное поле» представляется ошибочным.

В заключение отметим, что все вышеназванные моменты, присутствующие в предлагаемом проекте технического регламента, с одной стороны, сильно затруднят работу органов по сертификации и испытательных лабораторий, а с другой – откроют лазейки для недобросовестных заявителей и служб по сертификации.


Мнение Руслана Борисова: название нынешнего документа не вполне соответствует его содержанию, а многие положения спорны.

Сертифицировать энергию электрического тока нельзя


Павел Шейко, инженер,
бизнес единица -1
ОАО РАО «ЕЭС России»

Об истории попыток сертификации
В 1993 г. в Российской Федерации был принят Федеральный закон «О сертификации продукции и услуг». На основании этого закона Правительство Российской Федерации утвердило Постановление № 1013 от 13.08.1997, в котором был указан перечень продукции и услуг (работ), в отношении которых законодательными актами Российской Федерации предусмотрена их обязательная сертификация. В раздел «Хозяйственные товары» наряду с клеем, спичками, посудой и другими предметами домашнего, столового и кухонного обихода попала и электрическая энергия, как вид товара, обладающего потребительскими свойствами.
Затем уже Госстандарт России принял Постановление № 5 от 23.02.1998, в которое было введено положение о обязательной сертификации электрической энергии в электрических сетях общего назначения переменного трёхфазного и однофазного тока частотой 50 Гц. При этом в графе «Примечание» появилось принципиально важное положение: данная процедура выполняется «только для личных (бытовых) нужд граждан», то есть это электрическая энергия только на напряжении 380 В и не выше.
Однако авторы идеи обязательной сертификации электрической энергии решили распространить это положение на все энергетические объекты, вырабатывающие и передающие электрическую энергию, то есть на электрическую энергию всех классов напряжений вплоть до 750 кВ. В результате появился приказ Минтопэнерго № 126 от 15.04.1998 «О сертификации электрической энергии», а региональные отделения Госстандарта начали выдавать предписания и заставлять АО-энерго организовывать работы по проведению сертификации электрической энергии.
Их реализация потребовала бы ни чем не обоснованных серьёзных затрат как с экономической, так и с технической стороны. Специалисты в области энергетики выступили категорически против обязательной сертификации электрической энергии, приводя целый ряд весомых технических аргументов, о которых я скажу позже.

Об аргументах «против»
В 1999 г. по поручению Госстандарта России был разработан проект Федерального закона «О государственном регулировании в области обеспечения электромагнитной совместимости технических средств», в котором в целом ряде пунктов декларировалось положение об обязательной сертификации электрической энергии. В Государственной Думе велась напряженная дискуссия с участием специалистов РАО «ЕЭС России», отраслевых институтов, ЦДУ ЕЭС России, АО-энерго с одной стороны и авторами проекта Федерального закона по вопросу исключения из проекта закона упомянутого положения.
Основными аргументами энергетиков были и остаются следующие:

  • качество электрической энергии определяется не только режимами электростанций и электрических сетей, но и в не меньшей степени потребителями электрической энергии. В ГОСТ 13109-97 «Электрическая энергия. Совместимость технических средств электромагнитная. Нормы качества электрической энергии в системах электроснабжения общего назначения» в приложении А (таблица 1) прямо указывается, что наиболее вероятными виновникам ухудшения показателей качества электроэнергии по трём её свойствам (колебания, несинусоидальность и несимметрия напряжения) являются потребители, а не энергоснабжающая организация;
  • параметры электрического тока в силу физических особенностей изменяются каждые 20 миллисекунд (0,02 с) и их измеренные значения справедливы только для того момента времени, когда произведены измерения. В течение же длительного времени (срока действия сертификата) в процессе производства и потребления электроэнергии могут происходить серьезные изменения режимов;
  • существует ГОСТ на качество электрической энергии, в котором оговорены все технические требования к параметрам электрической энергии, которые обязаны выполнять предприятия электроэнергетической отрасли;
  • работы по сертификации электрической энергии не проводятся ни в одной из развитых стран мира. Признано, что с технической точки зрения сама постановка вопроса просто несостоятельна;
  • вопросами качества электрической энергии в силу специфики отрасли энергетики занимаются постоянно;
  • все вопросы относящиеся к договору энергоснабжения, количеству и качеству электрической энергии, обязанностей Поставщика и Покупателя, оплаты за потреблённую электрическую энергию и возможные санкции подробно прописаны и регламентированы в соответствующих статьях (539-547) параграф 6 «Электроснабжение» Гражданского кодекса, а также в Правилах пользования электрической и тепловой энергией;
  • выполнение предусмотренных в проекте ФЗ работ требовало бы создания на всей территории России новой, значительной по численности структуры, и очень больших материальных затрат.

письмо Президента
Тем не менее, проект Федерального закона был принят Государственной Думой, одобрен Советом Федерации и поступил на подпись Президенту РФ. При этом РАО «ЕЭС России» продолжало отстаивать свою позицию, и в Управление делами Президента было направлено соответствующее обращение.
В результате Президент РФ письмом № Пр-1737 от 30.12.1999 отклонил проект с обоснованием: «...так как большая часть отношений, затрагиваемых в нём, либо уже урегулирована нормами других отраслей законодательства Российской Федерации, либо в принципе не может быть предметом регулирования закона». На основании этого письма Департамент науки и техники РАО «ЕЭС России», запретил АО-энерго заключать договора на выполнение работ по обязательной сертификации электрической энергии.

Казалось бы, в данном вопросе должна быть поставлена точка, но, как показывает проект ТР, поиски путей по обязательной сертификации электроэнергии продолжаются.
В Федеральном законе «Об электроэнергетике» в п. 2 ст. 28 предусмотрена разработка отдельного технического регламента по качеству электрической и тепловой энергии. И никакие другие регламенты не могут посягать на параметры электрического тока.





Очередной номер | Архив | Вопрос-Ответ | Гостевая книга
Подписка | О журнале | Нормы. Стандарты | Проекты. Методики | Форум | Выставки
Тендеры | Книги, CD, сайты | Исследования рынка | Приложение Вопрос-Ответ | Карта сайта




Rambler's Top100 Rambler's Top100

© ЗАО "Новости Электротехники"
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
При цитировании материалов гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна

Segmenta Media создание и поддержка сайта 2001-2020