Новости Электротехники 3(123) 2020





<  Предыдущая  ]  [  Следующая  >
Журнал №2(50) 2008

НИКОЛАЙ РУЛЁВ: «ГЛАВНАЯ ЗАПОВЕДЬ ЭНЕРГЕТИКОВ – НЕПРЕРЫВНОЕ СНАБЖЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ»


Среди предприятий коммунальной энергетики, как отмечает председатель Российской ассоциации «Коммунальная энергетика» Василий Васильевич Михайлов, в последние годы выделяются две компании – «Пятигорские электросети», первыми вышедшими на оптовый рынок электроэнергии, и «Вологдаоблкоммунэнерго», инициатор внедрения в жизнь самых передовых и эффективных технических решений.
Во время семинара-совещания «Новые возможности производства работ под напряжением», прошедшего в Вологде (рассказ о нем читайте на стр. 122), мы встретились с генеральным директором ГЭП «Вологдаоблкоммунэнерго» Николаем Дмитриевичем Рулёвым и попросили его рассказать о нынешних задачах и проблемах возглавляемого им предприятия.

О СИТУАЦИИ В ОБЛАСТИ

– Промышленность Вологодчины начинает постепенно подниматься из руин, и мы, энергетики, это чувствуем. Могу сказать для сравнения, что если в «дореволюционный», как его называют, период, то есть в начале 90-х годов, потребление электроэнергии в Вологодской области составляло 12 млрд кВт·ч, то в 2007 году оно выросло до 13,8 млрд кВт·ч. При этом потребляемая мощность увеличилась с 2100 до 2400 мегаватт.
Однако, Вологодская область по-прежнему является энергодефицитным регионом – порядка 50% электроэнергии мы получаем извне. Поэтому приоритетной задачей для нас является наращивание собственных мощностей. И первая ласточка уже есть – совместно с одним из предприятий Чехии, на северо-востоке Вологодчины, родине Деда Мороза, мы возводим газотурбинную ТЭЦ. Надеемся, что в конце нынешнего года станция уже заработает.
Замечу, что проект осуществляется с привлечением инвестиций Экспортного банка Чехии. Его условия оказались намного более выгодными, нежели кредиты российских банков, благодаря чему стоимость ТЭЦ оказалась почти в два раза меньше.
Большая работа была проведена по принятию на баланс и ремонту так называемых «бесхозных» сетей. И сейчас их практически не осталось.
Замечу, что недавно в Закон «Об электроэнергетике» была внесена поправка, вроде не очень значительная, но касающаяся всех энергоснабжающих предприятий. Она говорит о том, что, если между нами как сетевой организацией и потребителем существует какая-то электрическая сеть, у которой нет хозяина или же он не установлен, то отвечать за нее должны мы. Так и никак иначе, гласит закон.
Отмечу еще один момент. Сейчас к населению многие относятся как к категории «неприбыльных» абонентов, в отличие от советских времен, когда тариф для населения был 4 копейки, а для промышленности 1,9 копейки. Однако я надеюсь, что перекрестное субсидирование все-таки будет ликвидировано, следовательно, работать с населением станет выгодно. Поэтому и свою работу нужно строить с расчетом на жилой сектор.

О РЕФОРМИРОВАНИИ ЭНЕРГЕТИКИ

– Я не завидую предприятиям РАО «ЕЭС России», попавшим под реструктуризацию. Возьмем «Вологдаэнерго». Изначально энергосистема входила в состав «Ярэнерго» и только в 1985 году обрела статус самостоятельной. В 2006 году она перешла под управление ОАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Центра и Северного Кавказа», а уже в следующем, 2007 году, вошла в зону ответственности ОАО «МРСК Северо-Запада». И 1 апреля нынешнего года «Вологдаэнерго» стало сетевым филиалом «МРСК Северо-Запада», лишившись статуса юридического лица. Но постоянная реорганизация ни к чему хорошему не привела. Да и вообще, честно говоря, мне непонятен смысл всех этих телодвижений – куда, к примеру, сейчас пойдут средства, заработанные разными компаниями, но сложенные в общий котел? Пока этого никто не знает.
Если же вернуться к коммунальной энергетике, то мы избежали серьезных потрясений в последние годы. Да, был в какой-то мере испуг за будущее, когда в приказном порядке началось разделение компаний. Но мы выдержали, вопреки всем распоряжениям не стали выделять сбыт в отдельную структуру,– и, думаю, поступили совершенно правильно, нашло это подтверждение и в решении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа. Наша задача как энергоснабжающей организации – довести энергию до потребителя, продать ее и получить за это деньги. Всё очень просто.
Что получилось у тех, кто разделился? Опыт у наших коллег уже есть, и довольно печальный. Большинство сетевых компаний либо убыточны, либо балансируют на грани. Все знают, что согласно последним постановлениям правительства сетевые компании сейчас должны покупать сверхнормативные потери электроэнергии на розничном рынке.
Но откуда берутся эти потери? Да просто их «рисует» сбытовая компания, которая, к примеру, не смогла собрать все необходимые деньги за электроэнергию с населения! А реализация электроэнергии энергоснабжающими организациями считается по оплате, полученной от сбытовой организации. Меньше собранных денег сбытом – значит, больше потери, которые намного превышают плановые, у сетевой компании.
Самое главное, что бороться с этим сейчас практически невозможно – разные юридические лица, разные интересы. В этом плане нам, как и еще немногим неразделившимся компаниям, намного проще. Мы со сбытом работаем в одной связке, с едиными интересами.

ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ

– Повысить эффективность производства нас призывали еще со времен ЦК КПСС. Но если тогда за призывами ничего не стояло, то сегодня эффективная работа для предприятий электроэнергетики является насущной необходимостью.
В уставе «Вологдаоблкоммунэнерго», как и у всех электроэнергетических предприятий, записана основная задача – надежное обеспечение электроэнергией потребителей и извлечение при этом прибыли.
Прибыль для нас является тем инструментом, тем источником, который и должен позволить организации нормально развиваться. Но что есть прибыль? Простая школьная формула – доходы минус расходы, из которой вытекает, что доходы мы должны увеличивать, а расходы либо уменьшать, либо в крайнем случае сохранять на прежнем уровне.

О ДОХОДАХ

Сбыт электроэнергии

– Как мы можем влиять на доходную базу? Приведу простой, но достаточно показательный пример.
Тарифы сейчас устанавливаются по уровням напряжений – для высокого, среднего первого, среднего второго и низшего. Часто мы вынуждены применять для абонента меньший тариф, чем могли бы.
А все потому, что между абонентом и электросетевым предприятием существует линия электропередач, де-юре находящаяся на балансе абонента, то есть граница эксплуатационной ответственности проходит по подстанции, принадлежащей сетевой компании. И энергоснабжающая организация по закону в этом случае должна установить более низкий тариф. Хотя абонент, откровенно говоря, никаких работ со своей сетью не производит, они изнашиваются и т.п. В конце концов заниматься этими сетями придется опять же энергетикам.
Поэтому мы поставили перед собой задачу – принять эти сети на свой баланс. Соответственно границы эксплуатационной ответственности перенесутся на уровень распредустройств абонента. И тогда мы сможем выставлять ему максимально возможный тариф. В этом заключается резерв доходной базы. Количество поступающей через наши сети электроэнергии не изменится, а цена ее вырастет.
– Электроэнергия является полностью ликвидным продуктом. И по закону она должна подаваться абоненту непрерывно. Соответственно, если электроэнергия востребована потребителем, то мы как энергоснабжающая организация должны быть заинтересованы в том, чтобы потребитель получил и оплатил как можно больше электроэнергии.
Кощунственно говорить, но сетевые компании сегодня не заинтересованы в «абонентском энергосбережении». К сожалению, вынужден это констатировать. В нашей стране нет такого механизма, как в других странах, во всяком случае он не прописан ни в одном руководящем документе, когда мы могли бы проводить энергосберегающие мероприятия на каком-либо предприятии за свои деньги и продавать освободившуюся мощность другим абонентам.

Работы под напряжением

– Зачастую мы сами же выступаем ограничителями потребления. Нужно ремонтировать сети, и мы проводим плановые и внеплановые отключения. Плюс случаются и аварийные ситуации.
В этом нам и необходимо искать резервы. В первую очередь это касается аварийных отключений – мы должны работать над сокращением времени ликвидации или локализацией места аварии. Нельзя говорить о том, что в ближайшие 10–20 лет у нас появятся такие сети, что вообще аварии будут исключены. Наша задача – сократить время отключений. За счет этого можно получить дополнительную реализацию электрической энергии.
Сегодня инструментов для решения проблемы достаточно.
Конечно, идеально было бы иметь в своем распоряжении технику, с помощью которой, к примеру, с места диспетчера можно было бы определить место аварии с точностью до метра. Наверное, ее можно было бы разработать и изготовить, но мне страшно представить стоимость такой системы.
Есть более доступные методы. По примеру краснодарцев мы сейчас активно внедряем такие приборы, как УТКЗ (указатели прохождения токов короткого замыкания), ССМ-6 (непрерывная диагностика кабельных линий 6 кВ под напряжением по частичным разрядам), новые технологии, позволяющие оперативному ремонтному персоналу быстро отыскать место аварии.
Еще больший резерв для пополнения доходной части бюджета предприятия кроется в плановых отключениях. Сейчас, чтобы провести плановый ремонт, к примеру, трансформаторной подстанции, необходимо получить разрешение всех (!) абонентов (конечно, здесь я не веду речь о населении), питающихся от нее. Только когда будут получены все согласования, можно начать работы. Обычно их приходится проводить либо по выходным, либо в праздничные дни.
Вот здесь-то и выходит на первый план проведение работ под напряжением. В дальнейшем без них нам попросту не обойтись – ПРН станет единственным выходом для обеспечения главной заповеди энергетиков – непрерывного снабжения потребителей.

Сторонние работы

– Ясно, что ожидать в ближайшем будущем роста доходов за счет повышения тарифов не приходится. Наши расходы, закладываемые в тарифы, темпов роста практически не имеют – защищать их в региональных энергетических комиссиях становится все сложнее. Более того, мы всё чаще слышим от потребителей: «хватит жить за наш счет, хотите иметь дополнительную прибыль – зарабатывайте ее сами». Из этого вытекает следующий вопрос: как извлечь дополнительные доходы предприятия от неосновной, сторонней, как мы ее называем, деятельности.
Сегодня в «Вологдаоблкоммунэнерго» фонд оплаты труда формируется за счет тарифов только на 70%. Остальная часть зарабатывается сторонними работами.
Основными из них являются обслуживание внутридомовых сетей и уличного освещения.
Служба обслуживания внутридомовых сетей создана, наверное, одной из первых в России – в 1976 году, и созданная четыре года назад в ее составе диспетчерская служба работает круглосуточно. Сейчас она обслуживает практически весь жилой фонд Вологды и многие административные здания, что приносит нашему предприятию неплохой доход. Но теперь мы планируем в ее рамках продвинуться дальше – выйти на рынок капитальных ремонтов зданий, при проведении которых, естественно, реконструируются электроустановки, заново прокладываются все кабели и провода, и т.д. Сейчас этим занимаются все кому не лень, но считаю, что наше предприятие сможет выполнить такие работы намного более качественно.
Что касается уличного освещения города, то мало кто из коммунальных предприятий страны рискнул взвалить на себя эту ношу. Мы попытались и, считаем, небезуспешно. Нашими специалистами уже организовано автоматизированное управление освещением с центрального диспетчерского пункта по каналу GSM, введена в работу АИИС КУЭ на базе счетчиков «Меркурий», заменены на энергосберегающие практически все светильники. Все проведенные работы позволили сократить коммерческие потери в сетях наружного освещения и соответственно увеличить наши доходы.
Кроме того, мы предлагаем сторонним организациям: услуги по испытаниям и ремонту силовых трансформаторов I – IV габаритов (об этом виде работ я позже расскажу подробнее); проведение энергоаудита (анализ энергопотребления и разработка комплекса мер по повышению эффективности использования энергии на объекте исходя из финансовых возможностей клиента); различные проектные, строительно-монтажные и пусконаладочные работы для электросетей и электрооборудования торговых павильонов, жилых домов и других потребителей; проектирование схем диспетчеризации и телемеханики объектов; и даже интернет-услуги, как это ни странно для электросетевого предприятия.
То есть мы пытаемся использовать все возможности для повышения доходности предприятия.

О РАСХОДАХ

Расходы можно снижать постоянно, и об этих путях говорится много. Поэтому скажу только то, что расходы необходимо планировать и осуществлять над ними контроль.
А. Чубайс в свое время хвалился тем, что ввел бюджетирование на предприятиях РАО ЕЭС «России». У нас оно было введено чуть раньше. И сейчас в «Вологдаоблкоммунэнерго» наряду с производственными планерками раз в неделю проводятся финансовые планерки.
В каждом из подразделений существуют нормативы расхода материально-технических средств в денежном выражении. Руководители обязаны принимать все меры к тому, чтобы расходовать эти средства рационально, поскольку от этого зависит зарплата как самого руководителя, так и сотрудников.
Бюджетирование сейчас приносит реальный эффект. Да, сначала такой жесткий контроль вызывал некое неприятие, но затем всё пришло в норму. Сотрудники поняли, что заработать 100 000 рублей на сторонних работах очень трудно – нужно ведь их найти, договориться с клиентом, выполнить эту работу в конце концов. А потерять 100 000 рублей от нерационального использования имеющихся средств проще простого.

– Вопрос роста зарплаты на предприятии стоит очень остро. В регионе начинается перетягивание квалифицированных кадров, которых и так очень мало.
Система профтехобразования в России загублена, готовить специалистов приходится самим. И нет ничего обиднее, когда воспитанный нами, технически подкованный работник, тот же электромонтер, уходит на другое предприятие только потому, что там предлагают более высокую зарплату.
Поэтому нужно думать о формах оплаты труда. К счастью, мы не являемся бюджетной организацией, поэтому имеем некоторую свободу в принятии решений. Например, можно сократить состав бригады с 10 человек до 6, оставив тот же объем работы и фонд зарплаты. Думаю, что в этом случае люди сами поймут необходимость повышения производительности труда, поскольку станут получать больше.
Сейчас мы имеем немало примеров, когда отделы или даже целые подразделения выходят ко мне с предложениями увеличить объем поручаемых им работ и гарантируют сохранение качества их выполнения. Естественно, что в большинстве случаев мы, руководство предприятия, идем навстречу.

О ВЫБОРЕ ОБОРУДОВАНИЯ

– Предложений на рынке любого электрооборудования сейчас очень много. Встает только вопрос выбора, к которому мы стараемся подходить очень серьезно. Подробно знакомимся с технической документацией, изучаем опыт эксплуатации в других регионах, оцениваем сервисные предложения компаний. Ну и, чего греха таить, учимся на собственных ошибках.
Примеры? Выше я уже говорил о том, что первыми из российских предприятий коммунальной энергетики мы ввели в эксплуатацию испытательную станцию силовых трансформаторов, произведенную НПП «Энергомаш», г. Новочеркасск.
Немного отвлекусь и расскажу о возможностях этой лаборатории. Она позволяет сделать 7 тестов: измерить сопротивления изоляции обмоток; испытать изоляцию обмоток на электрическую прочность и межвитковую изоляцию обмоток; определить коэффициент трансформации, ток и потери холостого хода; проверить группы соединения обмоток; определить напряжение и потери короткого замыкания; измерить активное сопротивление обмоток. Ее возможности, а также точность измерений превосходят даже возможности некоторых заводских лабораторий.
Сегодня в лаборатории испытано более 500 трансформаторов – и наших собственных, и трансформаторов со стороны, так что опыт работы у нас имеется. Так вот, именно эта лаборатория помогла нам вовремя отказаться от использования трансформаторов некоторых производителей. Не буду их называть, отмечу лишь, что в прошлом году не прошел испытания новый (!) трансформатор ТМГ- 630/10 по причине пробоя изоляции ВН-бака при испытательном напряжении 1000 В.
Сейчас мы остановились на трансформаторах ТМГ Чеховского завода и ТМГ-СУ Минского завода им. Козлова. Применение у нас сухих трансформаторов считаю пока нецелесообразным, учитывая их высокую стоимость и наличие собственного цеха по ремонту масляных трансформаторов.

Что касается самих подстанций, то нами решено применять ТП в кирпичных капитальных зданиях, бетонных комплектных ТП и блочных типа «сэндвич». Считаю, что подстанции и оборудование для них самарского завода «Электрощит» и тульской ПКФ «Автоматика» наиболее подходят для наших довольно суровых условий. Микропроцессорная релейная защита на вводных и секционных ячейках – производства зеленоградской компании «РадиусАвтоматика».
Немало мы намучились со счетчиками электроэнергии, особенно электронными. Иногда постоянный круговорот «установка–ремонтустановка–ремонт» выводил электромонтеров и специалистов ремонтных служб из себя. Вдоволь наэкспериментировавшись со многими десятками приборов (а их в Госрреестр сейчас внесено более 300), в конечном итоге мы приняли решение применять только электронные счетчики рязанского приборного завода и компании «Инкотекс».
Если говорить о кабельно-проводниковой продукции, то ее качество мало чем отличается у различных российских изготовителей. Поэтому поставщик выбирается в зависимости от каждой конкретной ситуации. Замечу, что в новом строительстве и при реконструкции применяются только самонесущие изолированные провода и кабели с изоляцией из сшитого полиэтилена.

ОБ УПРАВЛЕНИИ СЕТЯМИ И ВЫХОДЕ НА ОРЭ

– В 2006 году мы ввели в эксплуатацию новый диспетчерский щит, разработкой и изготовлением которого занималась ульяновская компания «Поиск». На щит в автоматическом режиме выводится состояние выключателей на РП, индикация нагрузки трансформаторов, напряжение на секциях шин подстанций 35/6 кВ, поддерживаемая частота сети и множество других параметров.
Разработкой телемеханики и АИИС КУЭ мы начали заниматься в конце прошлого века. Заменяли трансформаторы тока и напряжения, устанавливали новые электронные счетчики… Основной проблемой стали каналы связи. Сначала ими были телефонные пары. Тогда мы столкнулись с массой проблем, связанных с неустойчивой работой оборудования. Переход на радиоканалы часть вопросов решил, но при этом добавил другие.
Встал вопрос о строительстве своей сети передачи данных, которая охватывала бы максимальное количество подстанций и позволила бы не только реализовывать коммерческий и технический учет, но и, используя данные микропроцессорных релейных защит осуществлять мониторинг состояния оборудования. Поэтому мы начали строительство сети передачи данных систем телемеханики на основе оптоволокна.
Сейчас в Вологде сооружено уже более 30 километров таких линий. А поскольку пропускная способность оптоволокна огромна, то излишек емкости мы сдаем различным интернет-провайдерам, опять же имея при этом дополнительные доходы.
Кроме того, все выполненные нами работы позволили привести нашу АИИС КУЭ в соответствие с требованиями НП «АТС», предъявляемыми к предприятиям для выхода на оптовый рынок электроэнергии. Так что в самом ближайшем будущем, надеюсь, ГЭП «Вологдаоблкоммунэнерго» станет предприятием, способным работать на этом рынке.





Очередной номер | Архив | Вопрос-Ответ | Гостевая книга
Подписка | О журнале | Нормы. Стандарты | Проекты. Методики | Форум | Выставки
Тендеры | Книги, CD, сайты | Исследования рынка | Приложение Вопрос-Ответ | Карта сайта




Rambler's Top100 Rambler's Top100

© ЗАО "Новости Электротехники"
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
При цитировании материалов гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна

Segmenta Media создание и поддержка сайта 2001-2020